Душа в плену моих желаний (психология зависимостей)

Душа в плену моих желаний (психология зависимостей)

Причиной любой зависимости является ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАПРОГРАММИРОВАННОСТЬ. Эту концепцию я уже объяснял в отношении наркозависимости (смотрите статью в 4-м номере «Радуги” за 2002 г – «Что привезла лошадка?”).

Попробую применить эту концепцию в отношении любой зависимости.

Под влиянием внешних воздействий с самого раннего детства (слова и дела родственников, друзей, знакомых, чтение книг, просмотр кинофильмов и т.п.), под влиянием внутренних воздействий химического или эмоционального агента (например, алкоголь, наркотик, состояние азарта и др.) с первых эпизодов приобщения к тому или иному виду зависимого поведения в мозгу у людей формируются определенные программы поведения, настроенность, решение совершать данные действия, убеждения (уверенность в их правомерности, оправданности и необходимости).

С самого раннего детства, по мере взросления на жизненном пути любого ребенка встречаются тысячи отдельных впечатлений по поводу поведения взрослых людей. Из этих впечатлений формируются определенные отношения к этим моделям поведения взрослых со знаком «плюс” или «минус”. Из таких отдельных смысловых единиц и складываются определенные программы поведения (какие-то модели поведения будут приняты (со знаком » плюс”), а какие-то отвергнуты (со знаком «минус”).

С детства у всех существует потребность в изменении (рост, расширение сознания, чувственности), потребность удовлетворить свое любопытство, потребность выйти за рамки обычного, потребность присоединения к кому-либо обладающему большой силой и могуществом, непререкаемой властью. Этим можно объяснить особое восприятие детьми мира взрослых, мира вокруг себя. Родители в глазах ребенка воспринимаются прежде всего как архаический образ матери и отца. У детей есть потешка:

Дождик, дождик, припусти,
дай маленько подрасти!

Когда идет грибной дождь и светит солнце, окружающий мир преображается, он становится волшебным. Дождику дети приписывают магическую силу, влияющую на рост. «Быть таким же большим, как папа » – самое сильное желание ребенка.

Маленький ребенок может поверить в то, что теплый дождь влияет на его рост, как на морковку, которую он поливает из своей лейки, он верит всему, что говорят его родители — «могучие великаны”. Он видит, что иногда папа выпивает какую-то «воду” из красивой бутылки, которую обычно прячут и не дают даже потрогать, не то чтобы попробовать из нее («это гадость, маленьким нельзя”).

После церемониального выпивания «воды” папа становится веселым и сильным, голос его крепнет и звучит громко. Папа выпрямляется, уже выглядит высоким, лихо отплясывает и легко «как перышко ” поднимает маму. А потом, как лев после выпивания «воды”, иногда страшный, как волк, как медведь.

Что делается в детской голове? Какие другие сравнения присоединяются к уже имеющимся? Не будет ли верить ребенок в то, что «вода из красивой бутылки” делает взрослых людей еще более сильными, могущественными, отважными, храбрыми, энергичными, веселыми или злыми? Не зарождается ли у него в каком – либо детском варианте мысль: «Когда подрасту – тоже буду пить » гадость”. Не захочет ли он, будучи подростком, поскорее нарастить силу и стать могучим и смелым, выпив » магическую воду”, ” лекарство для храбрости » — водку? И отправиться после этого на дискотеку.

Ребенок – это уже личность (хотя только формирующаяся), но которая самостоятельно формирует смысловые единицы своего психологического опыта, в том числе и отношение к потреблению алкоголя. Если бы было только влияние семьи. Имеется еще и влияние окружающих людей и в целом общества.

Поэтому ребенок не просто имитирует поведение своих пьющих родителей. Этот процесс более сложный. Как пример приведу эксперимент немецких психологов, который продолжался почти двадцать лет. Вы поймете, почему.

Вначале выявили три группы семей: в первой группе детей воспитывали родители-трезвенники, во второй – родители, выпивающие умеренно. Третью группу составляли семьи алкоголиков. Через двадцать лет выяснилось: по первой группе 7% детей трезво живущих родителей копировали поведение родителей и не употребляли алкоголя. 43% — дети непьющих родителей — когда стали взрослыми, выпивали умеренно, а 24% — взрослые дети — выпивали в больших количествах. По второй группе удалось обнаружить такие данные: 35% детей, родители которых потребляли алкоголь умеренно или злоупотребляли эпизодически, дети, выросшие в этих семьях следуют примеру родителей. Точные сведения по третьей группе – отсутствуют. Но впечатление осталось. Дети алкоголиков: либо тоже злоупотребляют, как их родители, либо становятся трезвенниками. Все зависит от того, как формируется у ребенка смысл опьянения.

Допустим, ребенок часто видит своего отца «мертвецки” пьяным или униженным, слабым, безвольным, он начинает догадываться, почему и может сделать для себя вывод, что «напитки”, которыми так дорожат взрослые, действуют «умертвляющим” образом, отнимают силу, ум, волю, поэтому он не будет никогда прибегать к ним.

Здесь имеет важное значение даже косвенное влияние матери в формировании смысловых единиц подростка. Например, ее отношение к пьянству отца . Она может, например, выражая недовольство поведением своего сына, говорить: «Ты почему мусор не вынес? Сколько раз тебе повторять? Будешь такой же, как твой отец «.

Мы рассмотрели только один аспект такого влияния — родители. А другие родственники, тети, дяди, дедушки, бабушки? Влияет все: и то что ребенок видит у себя в семье, и то, что он видит у соседей, знакомых, в своем дворе, на улице, у магазина, на прогулке в парке, в кино, по телевидению. Тысячи повторяющихся эпизодов в три года, четыре, в пять-шесть-семь лет, влияет и то, что он услышит и увидит в школе, что ему расскажут сверстники.

А потребность выйти за пределы обычного? Почему, например, детям так нравятся качели – карусели? Почему нравятся разного рода опасные » испытания”: крутиться волчком, после этого падать навзничь или перекрывать сонные артерии друг другу и после этого терять сознание на несколько секунд? Ставя подобные эксперименты, подростки пытаются таким образом удовлетворить эту потребность. А какое сильное желание доказать другим, что ты чего-то стоишь, что ты ничего не боишься, что ты уже взрослый. Для чего? А для того, чтобы тебя признавали за своего, принимали в свою компанию. Какая идея преобладает в группе? Самоутверждение в спорте, в творчестве, в учебе? Или подражание мнимым идеалам взрослости? Пить, курить, употреблять наркотики? Поэтому подростки легко начинают все это пробовать.

Я привел пример с формированием алкогольной запрограммированнности, точно по такому же принципу возникают и все другие зависимости.

Например, зависимость от навязчивого желания нюхать обувь (довольно редкая ).

Была обнаружена у одного молодого жителя Стамбула после того, как в полицию стали обращаться с жалобами люди одного квартала на то, что у них кто-то постоянно крадет обувь. После несложной полицейской операции был задержан » башмачный вор”. Во время обыска у этого юноши в квартире было изъято около двухсот пар украденной обуви (мужской, женской, детской). Оказалось, что в детском и подростковом возрасте отец его часто наказывал: закрывал в темном обувном шкафу. В шкафу, всякий раз отбывая наказание, юноша «занюхивал” свои обиды обувью.

Или еще один случай – зависимость от маникюра и макияжа у медсестры. Ее воспитывала мать, которая не умела дать своей дочери внимание и ласку. Всякий раз, когда дочка подходила к матери с различными вопросами, мать делала замечания, что та плохо выглядит. ” Ты у меня совсем бледная, серая, как моль”, — часто повторяла мать и игры ради накладывала ей румяна. Учила дочь накладывать макияж. Ее умиляло смотреть, как маленькая дочка неумело пытается обращаться со взрослой парфюмерией. Вскоре эта привычка закрепилась и с девических лет постепенно переросла в настоящую страсть: накладывать и снимать макияж и маникюр по 5-6 раз на день. В итоге заработала себе аллергический дерматит. От избытка косметики испортила себе кожу, стала выглядеть намного старше своих лет.

Можно приводить примеры из своей практики самые разные . У водителя трамвая была страсть разрабатывать комбинации по обмену квартиры, за шесть лет бесчисленное количество раз она пыталась построить обменную схему и все безуспешно, ни один вариант ее не удовлетворял, она так и не сделала реальной попытки совершить обмен , зато коробка из под телевизора была до верху забита газетными вырезками. Понадобилось два занятия, чтобы эта «великая комбинаторша” отправила эту коробку на помойку.

У мужчины средних лет было сразу три зависимости: алкоголизм, зависимостные страхи и страсть к повышенной скорости. Его пять раз штрафовали, пять раз отбирали права, все равно гонки по городу продолжались. Правда, аварий никогда не совершал, был классным водителем.

Все люди, находящиеся в депрессии, так или иначе зависимы — от обид, от мысли, что они неудачники, что они несчастны.

Истинная причина любой формы зависимости (все равно какой — химической или эмоциональной) — психологическая запрограммированность.

Люди гармоничные, внутренне и внешне свободные, не имеют какой-либо зависимости, у них множество интересов, у них есть и любимые дела, которые не создают проблем ни со здоровьем, ни с общением, помогают жить богатой, разнообразной духовной жизнью, не создают проблем для окружающих. Какой-либо односторонней программы, вызывающей зависимость у них нет. Или она изначально не сформировалась, или человек от нее избавился.

(Полный текст доступен по ссылке на источник).

Душа в плену моих желаний

Душа в плену моих желаний
психология зависимостей
Зри в корень
Древо зависимостей
Тугой узел
Критерии зависимости
Крона этого дерева
Эмоциональные зависимости
Заросли эмоциональных зависимостей
Корни дерева
Как избавиться от зависимости
Зависимости известных людей

“Свобода есть не право человека,
а обязанность перед Богом”.
Выдающийся русский философ
Николай Александрович Бердяев
(1874 – 1948гг.)
ЗРИ В КОРЕНЬ
Лев Николаевич Толстой в свое время высказался: ”Глушить вином муки совести…”. Если понимать буквально классика русской литературы, то можно согласиться с тем, что чаще всего употребляют алкоголь те, у кого проблемы с совестью. Но есть одно но… Люди начинают спиваться по разным причинам: у кого-то вошло в привычку выпивать за компанию, кто-то научился таким образом снимать стрессыили поднимать себе настроение, топить в стакане горе или одиночество, снимать усталость, неудовлетворенность. Тысячи поводов, тысячи причин можно найти для объяснения, почему люди все чаще и чаще тянутся к бутылке. В том числе и муки совести. Граф Толстой имел в виду, скорее всего, другое. Он обратил внимание на то, что алкоголь создает впечатление ” облегчения” на какое-то время.
Алкогольнаямодель объясняет, наверное, многие другие виды и формы зависимостей. А их огромное количество. О чем люди даже и не подозревают и чего не осознают. Я нарисовал Древо Зависимостей, оно у меня получилось огромным и очень ветвистым. Ствол этого древа – это и есть неосознанное желание людей с помощью того или иного средства хотя бы на время изменить свое состояние, “облегчить”его.
К началу
ДРЕВОЗАВИСИМОСТЕЙ
Зрительно и вы представьте такое дерево. Левая сторона — химические формы зависимостей (например, алкоголь – химический агент, с помощью которого люди изменяют свое состояние, достигая с помощью алкоголя “ облегчения” ).
Правая сторона Древа – эмоциональные формы зависимостей (например, состояние азарта — эмоциональный агент, с помощью которого человек снимает напряжение или подпитывает свои мечты и своюзначимость одной лишь возможностью “ Золотого Дождя Удачи”).
Корни этого дерева — бессознательные модели зависимого поведения, с помощью которых люди пытаются удовлетворить “замороженные” потребности, то есть те потребности, которые не были удовлетворены в детстве.
Пример из практики. В пятидесятые годы в Эстонии наблюдалась вспышка инфекционного заболевания – полиомиелита. В инфекционном отделениидетской больницы Мериметса находилась девочка, которая отличалась повышенной потребностью в материнском внимании. На первое время она была помещена в изолятор, где строгие правила запрещали видеться с родственниками. Ребенок тяжело переносил разлуку с матерью, все время плакал. Нянечки, как могли, успокаивали ее, рассказывая всякие истории, чтобы правдоподобно объяснить причину отсутствия матери. Но этодевочку не удовлетворяло. Когда же наконец ее перевели из изолятора в палату для выздоравливающих, и посещение матери стало возможным, у девочки развился детский невроз страха. Всякий раз, когда мать собиралась уходить домой, девочку охватывал сильнейший страх. Дочь считала, что мать покидает ее навсегда. В условиях изолятора потребность в материнском внимании и ласке не была удовлетворена и была“заморожена”. Через двадцать лет эта “замороженная” потребность проявила себя в виде эмоциональной зависимости — потребности все время звонить по мобильному телефону мужу, из-за чего возникла серьезная проблема во взаимоотношениях с супругом. Когда люди оказываются на крючке у какой – либо зависимости, они начинают воспринимать окружающий мир только через шоры, которые надевает эта зависимость. Но шоры не толькосуживают пространство, но и искажают его. Такое впечатление, что люди начинают смотреть сквозь прозрачное “кривое зеркало”. Например, телефономания. Эти люди все время не только думают о том, как бы им позвонить по телефону ( не важно кому ), но и о том, что как много вокруг злых и жадных людей, которые сознательно лишают их такой возможности. Зависимый.

Читайте также  Регенерация костной ткани (сращение переломов)

Чтобы читать весь документ, зарегистрируйся.

Связанные рефераты

Аннотация Душе моя

.  «Душе моя» Acappello Муз.Азеева.

Картинка моей души

. писать такие рассказы в рубрике «Любовь исполнение всех желаний» в Лос Анджелес Прайм.

Афганистан болит в моей душе

. Афганистан болит в моей душе За всю историю существования, Афганистан.

Книга, которая оставила след в моей душе

. Книга, которая оставила след в моей душе Книга, которая оставила след в.

3 Стр. 1823 Просмотры

пленные

. количество немецких военнослужащих попало в советский плен в результате Сталинградской.

В плену зависимости. Как помочь близкому человеку

Цепи, замки и решетки – частые атрибуты иллюстраций к теме зависимости. Действительно, зависимый человек несвободен, в каком-то смысле он в плену у своей проблемы. И если продолжить метафору, то тюрьма или клетка, в которой он находится, всегда имеет какую-то основу, фундамент, начало… внутри него самого.

Как возникает зависимость

О том, что алкоголизм или наркомания – болезнь, известно сегодня всем. Но далеко не все знают, что и другие болезненные состояния основаны на том же механизме зависимости (аддикции), хотя могут быть и не связаны с психоактивными веществами.

Чтобы что-то возникло, необходимо свободное место. Зависимость всегда возникает в точке некой внутренней пустоты. Если у нас что-то болит, возникает естественное стремление утихомирить боль. И «лекарство» на первых порах может быть довольно эффективным, вот только не всегда безопасным.

Зависимости обычно делят на химические и нехимические (поведенческие). К первой группе относятся наркомания, алкоголизм, курение и любые другие аддикции, связанные с воздействием химических веществ на организм. Нехимические – это игромания, интернет-зависимость, трудоголизм, сексуальная, пищевая и другие виды зависимостей.

И хотя аддикции второй группы называют «нехимическими», определенная «химия» головного мозга в них очень даже задействована. Получая желаемое, человек ощущает удовольствие, а порой даже эйфорию из-за мощного выброса эндорфинов, и в дальнейшем ему хочется возвращаться в это состояние снова и снова.

И если в случае с алкоголем на мозг воздействует этанол, то, скажем, игроман ощущает невероятный эмоциональный подъем от выигрыша или ситуации риска. Так что, о какой бы аддикции мы ни говорили, в мозге происходят схожие процессы.

Кстати, тот же механизм может работать и в обратную сторону, положительную: когда мы, к примеру, находим хобби или занимаемся любимой работой. Психика точно так же «запоминает» состояние радости, удовлетворения – и стремится к нему снова и снова. Только в этом случае человек получает, конечно, позитивный опыт.

Всегда есть предел, после которого зависимостью может стать что угодно, включая любимое дело и даже отношения с близкими. Фактор риска – внутренняя пустота, неудовлетворенность.

Так откуда берется это ощущение пустоты? Почему кто-то постоянно живет с таким чувством, а кто-то вообще подобного не припоминает? С этим обычно и разбирается человек, когда признает свою проблему и обращается к специалистам.

Здесь оказываются важными три составляющие жизненной ситуации:

  1. Прошлый опыт человека, его детские травмы и все то, что влияло на формирование я-концепции – представления о себе и своей жизни.
  2. Психоэмоциональное состояние сегодня, в настоящий момент.
  3. Картина будущего – видит ли он его для себя вообще, надеется ли на что-то хорошее.

Мифы о зависимости

1. Нужно заставить лечиться любой ценой

Правда: манипулируя, унижая, применяя насилие, вы не помогаете человеку избавиться от болезни, а еще больше утверждаете его в ней. Зависимость и так сделала его несвободным, не способным позаботиться о себе, вернула из взрослого состояние в детское или подростковое. И усугубляя эту несвободу, можно лишь сильнее погрузить его в болезненное состояние.

Помощью будет создать для зависимого такую ситуацию, в которой он примет решение сам. Не спасать, не бросаться решать любые проблемы, которые естественным образом возникли в результате его действий.

Пока алкоголика постоянно выручают, менять ситуацию ему незачем. Но для близких удерживаться в этом случае от «спасательных операций» всегда непросто. И конечно, в определенных ситуациях (например, опасных для жизни) им приходится принимать решение за него. Важно, чтобы это не стало повседневной практикой.

2. Надо просто прекратить, нужна сила воли

Правда: прекратить человек может, а вот закрепить результат – далеко не всегда. Лечить нужно причину, а не симптом, и для этого нужна помощь специалистов.

3. Человека надо переключить, занять делом, чем-то увлечь

Правда: это тоже снятие симптома вместо лечения.

Если не восстанавливать психическое здоровье, зависимость легко находит себе другой облик и проявляется в чем-то другом. Это явление психологи называют «блуждающей болью». Яркий пример – «завязавший» алкоголик, который теперь крайне резко относится к слабостям окружающих.

4. Жизни угрожают только алкоголизм и наркомания

Правда: во-первых, нехимическая зависимость всегда может смениться химической. Во-вторых, любое аддиктивное поведение подразумевает угрозу жизни или здоровью. Так, трудоголик работает до инсульта, игроман в поисках денег может пойти на преступление, сексоголик вступает в беспорядочные связи, рискуя своим здоровьем и здоровьем других, и т. д.

5. Вылечиться от зависимости нельзя

Правда: можно восстановить психику и физическое здоровье, но остаться в группе риска. Однако у человека при этом есть опыт болезни и восстановления, а также знание о своей уязвимости и о том, как не попасть в беду снова. Пожалуй, стоит рассматривать это как преимущество, ведь кто-то с похожими проблемами таких ценных знаний о себе не имеет.

Часто именно люди с подобным опытом в дальнейшем помогают другим справиться с болезнью, работают в группах психологической помощи, получают специальное образование, консультируют и поддерживают тех, кто в этом нуждается.

Как помочь себе, если есть зависимость

Исцеление начинается с осознания реальной ситуации. Как только вы поняли, что проблема есть и на данный момент она сильнее вас, вы уже можете что-то предпринять. И первое, что стоит сделать, – это обратиться за помощью к специалистам. Это может быть психотерапевт, врач-нарколог, группа «12 шагов» – смотря что с вами происходит. Но оставаться с этим наедине и рассчитывать только на свои силы точно не стоит. Это все равно что пытаться лечить самостоятельно пневмонию.

Что такое созависимость

Родственники и близкие зависимого тоже в зоне риска. Для многих такая новость является шоком. Что это значит? Дело в том, что семья – это система. И родные во многих случаях бросаются на помощь больному, стараясь спасти его любой ценой. В ход идут любые способы, уговоры и угрозы, жесткий контроль. Близкий круг человека живет по большей части его жизнью, забыв о своей. Такие отношения называются созависимыми, и страдают в этой ситуации обычно уже все члены семьи.

Так что же делать – неужели просто не обращать внимания на то, как человек губит свою жизнь? Конечно, нет. Можно и нужно говорить о том, что происходит, о ваших чувствах по этому поводу, о том, как влияют поступки человека на жизнь семьи. Больше всего шансов воздействовать будет, если:

  • вы честно говорите о том, что происходит, но удерживаетесь от обвинений и давления;
  • вас поддерживают другие члены семьи;
  • вам удается сохранить уважение к вашему близкому, который болен, но и себя вы уважать не перестали и он это видит (вы не потакаете его зависимости, а продолжаете быть в контакте со взрослым человеком, ответственным за свои поступки);
  • вы предлагаете помощь, но не собираетесь (да и не можете) делать что-то за него.

Обычно супруги и родственники, пришедшие на прием к психологу, на рекомендацию оставить человека в покое и позволить ему самому справляться с последствиями собственных поступков реагируют с недоверием. Однако это единственный путь вернуть зависимому ответственность за его жизнь. А с возвращением ответственности приходит и необходимость принимать решения. Решения, необходимые для того, чтобы жизнь продолжалась – и действительно была жизнью, а не медленной смертью.

Полезные книги и статьи:

  1. Валентина Москаленко. Возвращение к жизни. Как спасти семью: конфликты, ссоры, алкоголизм, наркомания. (Также можно смотреть любые другие статьи и книги этого автора.)
  2. Мелоди Битти. Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости.
  3. Петр Дмитриевский. Путь независимости. Интернет, отношения, работа, еда, игры, алкоголь.
  4. Берри и Дженей Уайнхольд. Освобождение от созависимости.

Душа в плену моих желаний (психология зависимостей)

Май 1822 года

Дорогая Шарлотта!

Я слышал, что ваша бывшая воспитанница, леди Венеция, снова отказала весьма достойному претенденту на ее руку. Как незаинтересованный наблюдатель, могу предположить, что эта леди слишком буквально восприняла ваши наставления и правила поведения девушек из благородных семей. Если она не перестроится, то в конечном счете добьется только одного – пополнит ряды старых дев.

Ваш кузен Майкл.

«Дочери – какая-то кара небесная, посылаемая Господом на головы мужчин», – с грустью думал о своей участи Квентин Кемпбелл, граф Дунканнон. Его двадцатичетырехлетняя дочь постоянно доводила отца до белого каления. Он надеялся, что пребывание в Пансионе благородных девиц миссис Шарлотты Харрис пойдет Венеции на пользу и она будет более покорной и сдержанной, но вместо этого девушка стала еще более дерзкой. Видно, она унаследовала от своей матери не только красивую внешность, но и ее упрямый характер. А он уже сыт этим по горло.

Граф застал дочь на кухне их лондонского особняка за приготовлением мерзкого лечебного зелья, которое предназначалось только ему. Венеция очень верила в целебные свойства этого напитка.

– Как ты посмела отказать виконту, после того как я дал согласие на помолвку? – грозно ревел он.

Спокойная, словно высокогорное озеро, Венеция продолжала растирать высушенный багровый цветок в порошок.

– Если бы ты прежде посоветовался со мной…

– Советоваться с тобой?! Чтобы ты отвергла еще одного отличного парня? – Граф еле сдерживался. – Что не устроило тебя на сей раз? Его изысканные манеры? Открытое лицо и широкая улыбка? Его элегантная внешность?

– Он мне вообще не нравится, – спокойно ответила Венеция со своей обычной, сводившей его с ума полуулыбкой.

– Он ей не нравится! Элегантный, красивый, с большими деньгами…

– В точности как мой ридикюль. – Девушка высыпала багровый порошок в стакан с водой. – К сожалению, он какой-то безликий – ни рыба ни мясо. Да и умом не блещет.

Беда в том, что его дочь слишком умна и поэтому отталкивает мужчин.

– Милорд? – Это был голос дворецкого.

Граф недовольно взглянул на него, переминавшегося у порога:

– Мистер Сайкстон и еще несколько джентльменов просят вас принять их.

Дунканнон напрягся. Сайкстон и его люди здесь, в Лондоне? Должно быть, случилось нечто ужасное.

Читайте также  Гипоталамо-гипофизарная недостаточность (гипопитуитаризм)

– Проводите их в мой кабинет.

Когда дворецкий удалился, Квентин сердито посмотрел на дочь:

– Тебе повезло, милочка. Мы продолжим наш разговор позже, за обедом.

В ее глазах отразилось беспокойство.

– Эти люди появились здесь из-за Шотландского Мстителя, папа? Ты ведь помнишь, что сказал врач, – тебе нельзя волноваться.

– Ха! Врачи! Все они сплошь дураки. Много они знают!

– Они знают достаточно. – Венеция протянула отцу стакан с целебным напитком: – Ты должен принять лекарство, прежде чем отправишься на встречу.

– Не желаю пить это зелье, будь оно проклято!

Она всегда нянчится с ним, словно с больным! Надо бы быть с ней построже, хотя по отношению к ее покойной матери он никогда этого себе не позволял. Но в такие дни, как сегодня, когда она так напомнила ему Сюзанну, это было чертовски трудно.

– Я сам разберусь с этими людьми, хорошо? И не забивай всякой ерундой свою юную головку.

– Дай я хотя бы помогу тебе подняться по лестнице.

Она попыталась взять отца под руку, но он грубо оттолкнул ее, испытывая ужас при одной мысли о том, что его красавица дочь приблизится к ожидавшим его головорезам.

– Это совершенно не твое дело, так что не суйся, когда не просят!

Его яростная вспышка заставила изумленную девушку издрогнуть.

– Прекрасно, поступай как знаешь.

Он начал было извиняться, но тут же спохватился и замолчал. Все слишком серьезно. Нельзя допускать, чтобы она совала нос в его дела.

Останавливаясь каждые две ступеньки, чтобы отдышаться, граф начал медленно подниматься по лестнице. Будь проклят чертов Лахлан Росс и его притязания! Почему этот дьявол никак не оставит его в покое?

Ему следовало понять, что он попал в беду, как только Росс объявился в Лондоне. Тогда молодой баронет потребовал вернуть ему то, что, по его мнению, принадлежало его семье и клану Россов. Но Квентин без всяких объяснений отверг притязания лэрда, твердо решив для себя, что никогда не откроет тайну своего прошлого ни Россу, ни кому-либо другому.

И граф дорого заплатил за свое молчание. Лахлан Росс начал ему мстить и своими дерзкими выходками всячески пытался спровоцировать Квентина на ответные действия. Он, Лахлан Росс, был главой клана, но, ступив на тропу войны, превратился в Шотландского Мстителя, настоящего разбойника. Например, мог грабить друзей графа, которым случалось оказаться в Шотландии, а для компенсации нанесенного ущерба посоветовать обратиться к лорду, Дунканнону. И хотя граф всегда возмещал пострадавшим их потери, объяснить, почему этот человек ограбил их, он не мог. Потому что тогда возникли бы вопросы, на которые он не желал отвечать.

Такая мука продолжалась целых пять лет, и Квентин надеялся, что Россу в конце концов надоест эта игра. Но мстительный лэрд не унимался и нагло ограбил управляющего Квентина, когда тот отвозил в банк собранную в шотландском поместье арендную плату. Силы небесные, эти деньги составляли половину дохода графа! При таких темпах разбойник мог полностью разорить его. Вот тогда-то он и решил нанять Сайкстона, о чем, правда, впоследствии горько пожалел.

Войдя и кабинет, Квентин с раздражением оглядел мрачные лица собравшихся там мужчин:

– Я ведь просил вас никогда не появляться в моем доме!

– У нас не было выбора, – пояснил Сайкстон. – Мы рисковали жизнью и хотели где-то укрыться.

Графа поразили эти слова.

– От представителей клана сэра Лахлана. Они преследовали нас с той минуты, как мы покинули Росскрейг.

Поместье Росса. Дьявольщина!

– Предполагалось, что вы схватите его на месте преступления и по-мужски объясните, что пора образумиться и прекратить это безобразие. А вы устроили засаду в его собственном поместье.

– Мы пытались, черт побери! – воскликнул Сайкстон. – Но он не клюнул на наживку, хотя мы изрядно потратились и сменили немало гостиниц. При этом везде рассказывали, что мы ваши друзья и приехали отдохнуть.

– Мы думаем, у него есть сообщник в Лондоне, – вмешался другой, – который знает ваших друзей и сообщает ему, когда и на кого следует нападать.

– Или же он достаточно умен, чтобы не клюнуть на наживку придурков, пытающихся притворяться джентльменами, – раздраженно огрызнулся Квентин.

Ему следовало нанять более опытных и сообразительных людей, но где же их найти? И этих-то с трудом удалось отыскать.

– В Росскрейге нам тоже пришлось нелегко. Люди его клана, видимо, понятия не имеют, что их предводитель и есть тот самый Шотландский Мститель, – заметил. Сайкстон. – Он постоянно в окружении своих людей… Они боготворят этого человека и готовы за него жизнь отдать. Нам не удалось узнать, где он проводит ночи, хотя точно не в поместье. Он словно призрак – внезапно появляется и незаметно исчезает.

– Поэтому-то я и не обращаюсь к властям. Его клан всегда будет защищать его интересы.

Не важно, насколько Квентин убежден в том, что Шотландский Мститель и есть Росс, доказать это будет очень нелегко. Поскольку Росс и Дунканнон соседи, власти сочтут, что причина конфликта – имущественные споры. Но если кто-нибудь предпримет расследование и откроется правда…

– Значит, вам так и не удалось его заманить.

– Мы старались, – вмешался Сайкстон. – С помощью подкупа у одного из местных выведали, где его искать. Но как только нам удалось его догнать, все покатилось к черту.

Мы живем в плену негативных эмоций

Сожаления о прошлом, стыд, вина, тревога за близких, страх перед будущим, бессилие. Мрачные мысли время от времени неизбежно овладевают нами. Но если они начинают крутиться в голове постоянно, то рискуют стать разрушительными.

Как часто мелочь, пустяк, самый незначительный повод может стать «красной кнопкой», которая запускает в нас реакцию бесплодного прокручивания в голове мрачных мыслей. И вырваться из их порочного круга оказывается непросто даже в сравнительно благополучные времена, что уж говорить о кризисных.

«Я несколько дней не находила себе места после провала на конференции, — вспоминает 36-летняя Карина. — Перебирала в уме каждую секунду: как я вдруг растерялась, как невразумительно что-то мычала. Наверное, надо мной смеялись! Или еще хуже — жалели! Как жить после такого? Может быть, мне уволиться? От этих мыслей невозможно было отделаться несколько дней!» Да, это и правда мучительно.

Бесконечное самокопание подавляет нашу энергию, лишает воли и может — как в случае с Кариной — сопровождаться болезненно острыми переживаниями. А иногда — липким, вязким чувством тоски, одиночества, неуверенности. Это могут быть мысли о прошлом, о том, что уже случилось и что невозможно изменить, или о будущем, которое не сулит ничего хорошего. Мы можем направлять их на себя («я бездарный», «ни на что не годный», «мне не справиться», «я один пропаду»), на других людей («бездушные, лживые, неверные») и на весь мир в целом («враждебный, чужой, равнодушный, несправедливый»).

Они лишают нас сна

Самое неприятное — это то, что мы чувствуем себя беспомощными перед этим мысленным хаосом, он как будто нами управляет, и в эти моменты мы перестаем быть хозяевами самим себе. Особенно трудно ночью, когда тягостные мысли лишают нас сна. Истощенные бессонницей, мы становимся особенно беззащитны перед ними. А наутро порой не можем облечь в слова то, что нас мучило.

«Пережевывание» плохих мыслей, приводящее к бессоннице, нельзя прекратить усилием воли

«Ночью ослабевает действие коры головного мозга и происходит активация подкорковых структур, с которыми физиологически связаны негативные переживания, — объясняет когнитивный психотерапевт Яков Кочетков. — Поэтому на первый план выходят мысли о плохом в виде неоформленных, смутных образов». Психоаналитик Катрин Одибер (Catherine Audibert) уточняет, что «пережевывание» плохих мыслей, приводящее к бессоннице, нельзя прекратить усилием воли. Нужно установить причину, по которой возникла потребность в таком повторении. И найти средство ее «дезактивировать».

У 24-летней Евгении с 6 до 12 лет были серьезные нарушения сна. Каждую ночь ее мучили навязчивые мысли. «По ночам я лежала в темноте с открытыми глазами, страшась услышать то, что мне казалось таким постыдным и о чем никому нельзя было рассказать». Ее родители перепробовали все: ночники, затемняющие шторы, консультации сомнолога — ничего не помогало. Евгения вспоминает, как однажды летним вечером она сидела на ступеньках дачи с тетей, которую очень любила.

«Она задумчиво гладила меня по голове. Я хорошо видела, что у нее тоже дела идут неважно. И спросила, нельзя ли мне в виде исключения сегодня вечером лечь спать у нее в комнате. «Объясни мне, Женя, почему ты никогда не спишь?» И у меня вырвалось: «Потому что боюсь услышать, что делают мама с папой». Ее взгляд стал озадаченным, но главное, она не стала насмехаться надо мной. Наоборот, она меня выслушала, приняла мои слова со всей серьезностью и объяснила, что я вовсе не сошла с ума. Это меня и спасло. После этого разговора я навсегда избавилась от бессонницы».

Они отнимают силы

«У меня ничего не получится», «Я не выдержу», «Он меня бросит», «На что мы будем жить?»… На первый взгляд, мы таким образом размышляем о будущем. Однако проблема в том, что бесконечное мысленное прокручивание одного и того же негативного сценария не имеет ничего общего с анализом ситуации и поэтому нисколько не помогает прийти к конструктивным выводам и двигаться дальше.

«Если бы мы действительно конструировали будущее, мы старались бы определить, какие у нас есть варианты действий, какие могут быть угрозы и как мы могли бы на них ответить. То есть упорядочили бы хаос, царящий в голове», — отмечает психотерапевт Елена Перова. И это была бы программа действий. Но навязчивые тревожные мысли отнимают столько сил, что у нас уже не остается ресурсов, чтобы действовать.

Очень часто строгие и пессимистичные взрослые воспитывают детей, которые, в свою очередь, становятся такими же

«Это так называемые автоматические мысли — один из механизмов, с помощью которого наша психика адаптируется к новым ситуациям, — объясняет Яков Кочетков. — Например, если мы обожглись, то некоторое время наш мозг будет повторять признаки опасного объекта, помогая нам не забыть об угрозе. Такую же спасительную роль повторяющиеся тревожные мысли играют для нас в сложной обстановке или в экстремальных, опасных обстоятельствах. Но в повседневной жизни зацикленность мыслей ничем не обоснована, а потому бесполезна; она только мешает нам мыслить и действовать».

Они отражают наши установки

Те, кто склонен воображать катастрофические сюжеты, как правило, остро чувствуют свою уязвимость, неуверенность, одиночество. Таким людям кажется, что все их покинули и что они живут во враждебном мире. Но, измотанные тревогой, они не чувствуют в себе сил, адекватных тому, что от них сейчас требуется.

Почему одни более подвержены этим состояниям, чем другие? Один из ответов состоит в том, что автоматические мысли — это производное от наших базовых убеждений и способов восприятия окружающего мира. «В значительной степени они зависят от того, в какой атмосфере вырос человек, каких правил и жизненных установок придерживались его родители, — говорит Елена Перова. — Очень часто строгие и пессимистичные взрослые воспитывают детей, которые, в свою очередь, становятся такими же.

Так передаются тревожность, склонность к панике, страх болезни или путешествий. Кроме того, ребенок, которого постоянно одергивают, высмеивают, не ценят, склонен очень быстро перенимать это разрушительное отношение к самому себе, к другим и к жизни в целом. Поэтому так важно суметь остановить этот однажды запущенный механизм и вернуть уверенность в себе тем, которым ее порой жестоко не хватает».

Для этого необходимо осознать свои глубинные установки. Сделать это очень трудно, отмечает Яков Кочетков: «К примеру, у нас может быть неосознаваемая иллюзия, что в сложной ситуации обязательно нужно переживать, как будто бы своими волнениями можно повлиять на исход событий, контролировать их. Или что благодаря переживаниям мы всегда будем наготове, настороже, плохое не застанет нас врасплох. При этом сами мы не замечаем, насколько бесполезны подобные установки».

Читайте также  Что делать со свежими огурцами если их много?

Однако мы можем научиться их «отлавливать» и говорить им «стоп!». Вместо того чтобы бесконечно твердить себе: «Меня уволят», стоит подключить логику (произвольное мышление): какие у меня основания так думать? будет ли это «концом света» для меня? могу ли я по-другому заработать на жизнь?»

Они нас обвиняют

Часто наши мрачные мысли крутятся вокруг нашего собственного несовершенства. Самообвинения, недовольство собой — одна из главных тем для обсуждения в кабинете психотерапевта, отмечает Яков Кочетков. К этому склонны те, чья самооценка нестабильна, рассказывает Елена Перова: «Любую неудачу они готовы отнести на свой счет. И боятся неудач. Для такого человека каждое его дерзание имеет космическое значение, каждым своим поступком он словно вопрошает: я достоин существования? И делает далеко идущие выводы: я не сумел забить гвоздь, значит, я вообще ни на что не гожусь».

Привычка к самобичеванию ничуть не помогает преодолевать свои недостатки и двигаться вперед. «Эпическая поэма о своем ничтожестве на самом деле означает: «Если что-то не получается, то я за это не отвечаю, это не моя вина», — размышляет Катрин Одибер. На самом деле тот, кто считает себя ничтожным, просто оправдывает свою беспомощность. А его жалобы заслоняют страх сдвинуться с места. Внутренний критик подавляет его желания, порывы, тормозит планы. «Такому человеку легче замкнуться в себе, чем начать что-то менять в своей жизни», — отмечает психоаналитик.

Они возникают автоматически

Впрочем, повторяющиеся мысли бывают не только негативными, но и позитивными. Скажем, влюбленные могут целыми днями представлять себе образ любимого человека, снова и снова перебирать в уме все детали прошлой или будущей встречи. Но и позитивные повторения могут портить нам настроение, напоминает Яков Кочетков: «Бесконечное прокручивание в мыслях будущего хорошего результата иногда приводит к разочарованиям. Мы можем просто перегореть».

Действительно, если месяцами предвкушать волшебный отпуск, можно потом обнаружить, что и море не такое прозрачное, и виды не так прекрасны, и отель не так хорош, как в мечтах. Так может быть, те, кто заранее ожидает худшего, более дальновидны — им, по крайней мере, не приходится разочаровываться? С точки зрения когнитивного психотерапевта, это неправильная постановка вопроса. Дело в другом. Автоматическое мышление, будь то позитивное или негативное, основывается на эмоциональном опыте, а не на том, что происходит на самом деле. Поэтому очень важно уметь рассмотреть проблему с двух сторон, включив как эмоциональное, так и произвольное мышление.

Катрин Одибер согласна с тем, что негативные мысли не заслуживают безусловно негативной оценки: «Люди, склонные к таким мыслям, отличаются тонкой душевной организацией, чувствительны к двойственности человеческой природы. Нам незачем стремиться полностью избавиться от этой темной стороны, которая живет в нас. Негативные представления, которые мы формируем, — это все равно плод какой-то мысли, бесспорно тревожной, но зачастую и проницательной: мы соизмеряем риск, видим зло там, где другие ослепляют себя. и с размаху врезаются в стену».

Чей это голос?

И все же чаще голос внутреннего критика мешает нам жить свободнее и действовать продуктивнее. Подавить, заглушить его в себе невозможно, единственный путь здесь — развивать осознанность, говорит Елена Перова. «Нужно учиться различать: чей это голос, который меня беспрестанно ругает и критикует? Кто говорит мне: «Ты бестолковый, у тебя ничего путного не выйдет»?

Возможно, мы обнаружим, что это голос кого-то из родителей или нашего школьного учителя. С ним можно вступить в разговор, возразить ему: да, то, что произошло, плохо, но есть и хорошее. Тогда мы «растождествляемся» с чужим мнением, выстраиваем свою защиту и не позволяем негативным чувствам захлестнуть нас. Это помогает укрепить самооценку, мы начинаем видеть свои сильные стороны и понимать, что можем справляться с жизнью».

Освободиться из плена

Тоска, печаль, безнадежность, бессмысленность жизни, покинутость — излюбленные мотивы поэтов. Эти эмоции находят выражение и в музыке, и в живописи, и в спектаклях и фильмах… Страдание, как известно, едва ли не самая благодатная почва для вдохновения художника, давшая миру множество прекрасных произведений. Но и те, кто не обладает этой волшебной способностью сублимировать свои мучительные переживания в искусство, тоже находят свои, пусть гораздо более прозаические способы избавления.

Вырваться из плена любовной зависимости

Здравствуйте! Уважаемые психологи. Мне очень нужен ваш совет. Меня зовут Мария. Мне 22 года. Два года назад я и подумать что паду жертвой безответной любви. Я всегда зарекалась что меня это не коснется. Что это не про меня и все такое. Увидев его впервые, его глаза я испытала не передаваемые ощущения. И последующие недели тоже. Легкость, счастье все вокруг даже воздух стал другим. Он был первым кто вызвал во мне такие чувства. Но счастья было не долгим. Совсем скоро я спустилась с небес на землю. Я узнала что он женат и любит ее. Он сам об этом сказал. Нет, он мной не воспользовался. Он будто почувствовал что-то и сказал мне чтобы я не питала иллюзий. Но было уже поздно. Хотя, первые несколько недель после разговора с ним я проплакала и ушла в глубокую депрессию. Но потом я взяла себя в руки и поставила четкую цель задушить все чувства силой воли. Я объявила войну своим чувствам. И проиграла! 2 месяцев хватило чтобы сломаться. Он снился мне, чудился на улице. У меня хорошая память и я четко помнила его слова. Я просто начала за ним следить. Ходила как тень за ним. И все тайком чтобы он не о чем не догадался. Моя любовь медленно превратилась в зависимость. Да, я осознала что заболела любовной зависимостью. И я испугалась. И вновь решила бороться с собой. Клин клином вышибают. Я начала встречаться с парнем. Я чувствовала что он любил меня, и я старалась его тоже полюбить. Но все впустую. Даже когда мой парень целовал меня я представляла что это он меня целует. Полтора месяца и я разорвала отношения. Я не могла больше его обманывать и себя обманывать. Я опять проиграла. Каждый раз я бегу от своих чувств и каждый раз они меня догоняют. А так хочется вырвать из плена именно своих чувств. Я понимаю что страдать меня не он заставляет, а мои собственные чувства. Иногда я думаю что все могло быть хорошо если бы я в тот самый первый день не попала в плен его глаз. А может это просто испытание такое в моей жизни. На силу воли и характера. Сейчас я почти смирилась что во мне живет любовь причиняющая мне боль. Иногда я плачу иногда ощущаю почти физическую боль. И до их пор хочу как строка из песни что он обжог меня своим пламенем любви. Вот такая история! Очень прошу может вы знаете способ пусть не избавиться, но хоть как то облегчить эту боль. С уважением Мария!

Ответы

❣️Ксения Матташ❣️

Мария, игнорирование своих чувств и эмоций, до добра не доводят. Вам нужна помощь, выбирайте своего специалиста, чтобы решить данный вопрос.

Афанасьева Ольга Михайловна

Да. Знаю способ избавиться, и даже — не один. С такими ситуациями лучше работать индивидуально, то есть в консультации. Это откроет и другие горизонты, кроме только лишь избавления от любовной зависимости.

Но, в любом случае, первый вопрос, на который Вам рекомендую очень честно ответить (прежде всего, для себя). Действительно ли Вы хотите избавляться от этой боли? Как это ни странно, человек нередко держится за свои страдания. Держится — именно потому, что они придаёт значимость «безответной любви».

Вы можете не поверить, тем не менее, это глубоко ложное убеждение — о том, что безответная любовь бывает. «Безответная любовь» — это только любовная зависимость. То есть не может «любовь» превратиться в любовную зависимость»; потому что это изначально — не любовь.

Бороться с чувствами — плохая стратегия. Вне зависимости от того, какими способами Вы это делаете. Так Вы всегда будете проигрывать, потому что чувство только усиливается от борьбы. Для того, чтобы избавиться, примите, что так оно и есть. А дальше — попробуйте уловить, как оно происходит у Вас.

Дело в том, что «безответную любовь» человек, как правило, конструирует себе сам. Конечно, это происходит не очень осознанно. Тем не менее, так происходит. Я не могу сказать на расстоянии, как это у Вас. Но сейчас напишу, как это происходит, чаще всего. Я надеюсь, Вам это поможет разобраться, даже если «то, как это у Вас» чем-то отличается, не совсем совпадает с моим описанием.

СтОит обратить внимание на свои чувства, да, при первой встрече, в начале знакомства ( в то время, когда любовной зависимости ещё не было, Вы и сами подметили, что она формируется несколько позже). Обратите внимание на РЕАЛЬНЫЕ, Ваши чувства. Вы ещё толком не знаете человека, какой он; он для вас почти что — загадка. Но, как ни странно, реальное чувство к нему иногда бывает даже — отторжение. Или это — равнодушие к человеку. НО. В голове каждого из нас «написано», кого любить. Есть какие-то критерии «любимого», точнее, это только — мысле-образы; однако Ваш мозг настроен очень чётко отличаеть тех, кто «подходит» под эти критерии. Иногда это происходит мгновенно, очень быстро. Вы отметили «его глаза», и «непередаваемые ощущения» именно — в связи с глазами. Вероятно, «глаза», это только — верхушка айсберга. Кого они Вам напоминают? Не мечтали ли Вы о ком-то «с такими глазами» ещё раньше? Или, может быть, уже встречали? (Не обязательно в реальной жизни. ) Само чувство возникает и развивается позднее, как Вы заметили, уже после того, как Вы идентифицировали некого человека как «подходящего под критерий». Почему это не любовь? Да потому, что, каким бы сильным ни казалось это чувство, оно не имеет никакого отношения к реальному парню. При этом, женат он или не женат — дело десятое. Часто человек просто находит наиболее удобный повод отторгнуть чувство, которое, на самом деле, направлено не на него, это как защитная реакция… Ведь, в действительности, и Вы его отвергаете, любя «свой образ», который Вы вспоминаете, глядя в его глаза. Поэтому не бывает безответной любви. В таких ситуациях, бывает просто — нет любви.

Как только Вы понимаете, как конструируете САМИ, в мыслях и чувствах свою «безответную любовь» (может быть, это как-то иначе? не совсем так, как я описала… неважно), это может даже немного разочаровать — из-за чего же так страдали. Но у Вас появляется выбор, потому что понимание даёт ключ. То, что Вы сконструировали сами, от этого можете сами же избавиться. И это уже — свобода.-:) Это уже очень хорошо.

Если что, обращайтесь за помощью в индивидуальном порядке. Это не «средняя температура по больнице» в том смысле, что с высокой точностью понять, как происходит у Вас, возможно только в индивидуальной работе с Вами. «На расстоянии» это приблизительно, и что-то может не совпадать.