Иммуностимулирующее и противовоспалительное действие Трентала (научный обзор)

Доказательные основы эффективного применения пентоксифиллина (Трентала®) в неврологической практике

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: нервная система, экспрессия, радикулопатия, невропатия, полиневропати, кровообращение, сосудистая деменция, Трентал

В течение длительного времени пентоксифиллин (Трентал®) является одним из самых востребованных препаратов как на международном, так и на отечественном фармацевтическом рынке. Он применяется не только в лечении первичных сосудистых заболеваний, но и при состояниях, сопровождающихся вторичным вовлечением в патологический процесс сосудистого компонента. Трентал® был синтезирован в 1972 году в Германии. В настоящее время его активно используют в клинической практике врачи различных специальностей [4, 5].

Пентоксифиллин является производным метилксантина, его базовое свойство – ингибирование активности фосфодиэстеразы с накоплением цАМФ в эритроцитах и тромбоцитах, а также уменьшением концентрации внутриклеточного Ca²+ обеспечивает значительное влияние на микроциркуляцию. Известно, что пентоксифиллин тормозит агрегацию тромбоцитов, повышает их устойчивость к деформации, улучшает реологические свойства крови, подавляет тромбообразование и нормализует микроциркуляцию. Применение высоких доз пентоксифиллина приводит к усилению коллатерального кровообращения, снижает вязкость крови, увеличивает уровень тканевой оксигенации. Эти известные эффекты пентоксифиллина обуславливают его применение в ангионеврологической практике для лечения и профилактики острых и хронических нарушений мозгового кровообращения [1, 4, 16].

Пентоксифиллин находит применение и в составе комплексной терапии заболеваний периферической нервной системы (радикулопатии, компрессионно-ишемические невропатии, полиневропатии), что обусловлено не только вазоактивным влиянием на периферическую микроциркуляцию, но и способностью препарата ингибировать синтез провоспалительных цитокинов (ИЛ-1b, ИЛ-6), ФНО-a, а также блокировать нейротоксичный эффект глутамата. В последние годы данный эффект пентоксифиллина активно используется в экспериментальных моделях лечения различных болевых синдромов [3, 11, 12, 14, 17].

Несмотря на междисциплинарный характер использования пентоксифиллина, степень доказательной базы его применения в неврологии требует дальнейшего подробного фармакоаналитического исследования.

Целью подобного анализа является оценка эффективности и безопасности применения пентоксифиллина (Трентала®) в неврологической практике с позиций доказательной медицины по данным рандомизированных клинических исследований (РКИ), пилотных проектов, системных обзоров и метаанализов.

Применение пентоксифиллина (Трентала®) при ишемических инсультах

Herskovits E. с соав. проведено рандомизированное сравнительное исследование пентоксифиллина и комбинации ацетилсалициловой кислоты с дипиридамолом при профилактике ишемического поражения головного мозга после перенесенной транзиторной ишемической атаки (ТИА).

100 пациентов в течение 6 месяцев после ТИА принимали пентоксифиллин (1200 мг/сутки), группу сравнения составили 108 испытуемых, получавших ацетилсалициловую кислоту и дипиридамол. Установлено, что повторные ишемические эпизоды (ТИА, ИИ) зафиксированы в 14% случаев в группе, получавшей пентоксифиллин, и в 24,1% – у применявших комбинированную антиагрегантную терапию. При этом серьезные нежелательные лекарственные реакции (НЛР) отмечались лишь у 1% пациентов, проходивших лечение пентоксифиллином [9].

По данным отечественных авторов, в ходе использования пролонгированных форм пентоксифиллина у пациентов с ишемическим поражением головного мозга отмечалась отчетливая положительная динамика по следующим показателям: общая клиническая эффективность – 86%, улучшение субъективной оценки динамики симптомов пациентами – 87%, снижение средней продолжительности стационарного лечения – в 1,5 раза [1].

Таким образом, основываясь на современных сведениях о механизме действия пентоксифиллина и анализируя данные клинических исследований, можно говорить о его доказанной эффективности и благоприятном профиле безопасности в терапии и профилактике ишемических поражений головного мозга.

Оценка эффективности пентоксифиллина (Трентал®) при хронических нарушениях мозгового кровообращения (дисциркуляторная энцефалопатия, сосудистая деменция)

В 1995 году Frampton J.E. и Brogden R.N. опубликовали один из первых системных обзоров, посвященных эффективности и безопасности использования пентоксифиллина при хронических нарушениях мозгового кровообращения. В ходе анализа 10 контролируемых клинических исследований авторами показана достоверная эффективность применения пентоксифиллина в дозе 1200 мг/сутки на протяжении 8 недель у пациентов с верифицированным диагнозом сосудистой деменции. Отмечалось статистически значимое снижение скорости прогрессирования когнитивного дефицита, а также достоверно уменьшался риск развития повторных ишемических поражений головного мозга. Средняя частота НЛР составила 3%, наиболее часто встречались гастроинтестинальные проявления. При этом переносимость пентоксифиллина достоверно не отличалась от плацебо. На основании проведенного анализа рекомендовано использовать пентоксифиллин (Трентал®) при хронических цереброваскулярных заболеваниях в эффективной дозировке 1200 мг/сутки в 3 приема в течение 8 недель, при развитии НЛР сократить дозу препарата до 800 мг/сутки [8,15].

Sha M.C. и Callahan C.M. в 2003 году представили отчет о результатах системного обзора исследований фармакологического действия пентоксифиллина при цереброваскулярной патологии, в частности о доказательной базе эффективности его использования при сосудистой деменции. Этот обзор базировался на доказательном опыте 20 РКИ. Авторами установлено, что пентоксифиллин влияет на основные факторы церебральной ишемии (снижение капиллярной перфузии, локальное повреждение мозговой ткани). Пентоксифиллин ингибирует активность фосфодиэстеразы 4 типа, в результате в тромбоцитах и эритроцитах увеличивается содержание циклической 3`, 5`-АМФ, что значительно снижает агрегацию тромбоцитов и способствует нормализации церебральной перфузии. При этом пентоксифиллин снижает повышенную концентрацию фибриногена в плазме крови и усиливает фибринолиз, тем самым препятствуя агрегации тромбоцитов. Во всех анализируемых исследованиях отмечается достоверное улучшение когнитивных функций у пациентов с сосудистой деменцией на фоне приема пентоксифиллина. Именно это исследование послужило обоснованием целесообразности применения пентоксифиллина (Трентала®) при хронических нарушениях мозгового кровообращения [16].

В исследованиях, проведенных российскими авторами, подтверждается высокая степень эффективности и надежный профиль безопасности в ходе терапии пациентов с последствиями ИИ. Установлено статистически значимое улучшение памяти, внимания и других когнитивных функций на фоне приема пентоксифиллина [1, 2, 4].

Резюмируя имеющиеся сведения, можно с позиций доказательной медицины рекомендовать пентоксифиллин для терапии хронических расстройств мозгового кровообращения.

Эффект пентоксифиллина (Трентала®) при сосудистых поражениях в отоневрологии

В настоящее время получены данные, указывающие на высокую эффективность применения пентоксифиллина при ишемических поражениях периферических отделов слухового и вестибулярного анализатора.

Incandela L. и соавторы в 2002 году выполнили открытое плацебо-контролируемое исследование эффективности пентоксифиллина при периферических вестибулопатиях, связанных с ишемическим поражением аппарата внутреннего уха. В исследовании приняли участие 60 человек. Клинические симптомы (снижение слуха, системное головокружение, тошнота, рвота, шум в ушах) оценивались по визуально-аналоговой шкале. Также анализировался уровень кохлеарного кровообращения по показателям скорости кровотока. Пентоксифиллин применялся в дозе 1800 мг/сутки 1 в течение 4-х недель. Исследование показало достоверное увеличение скорости кровотока и снижение тяжести всех клинических симптомов в группе пациентов, принимавших пентоксифиллин, в сравнении с плацебо (p = 0,02) [10].

Аналогичные данные, показывающие отчетливый положительный эффект высоких доз пентоксифиллина (1200–1800 мг/сутки) 1 при периферических вестибулопатиях, получены Echarri R.M. и Rivera T. При этом все авторы отмечают высокую эффективность и безопасность пентоксифиллина только при сосудистом характере поражения периферических отделов вестибулярного анализатора [7].

Анализ эффективности пентоксифиллина (Трентала®) при заболеваниях периферической нервной системы

В последние годы предметом активного внимания исследователей стала способность пентоксифиллина ингибировать синтез провоспалительных цитокинов (ИЛ-1b, ИЛ-6), глутамата, а также ФНО-α. Эти эффекты наряду с улучшением периферической микроциркуляции обосновывают использование пентоксифиллина в составе комплексной терапии при различных болевых синдромах, включая невропатическую боль, при компрессионно-ишемических невропатиях, радикулопатиях и полиневропатиях.

McCollum P.T. с соавт. провели рандомизированное плацебо-контро-лируемое исследование применения пентоксифиллина при болях покоя в нижних конечностях. Препарат применялся парентерально в максимальной дозировке 1200 мг/сутки
в течение 3 недель. Установлено достоверное снижение интенсивности боли в группе пациентов, получавших пентоксифиллин в сравнении с плацебо. Авторы связывают полученный эффект с увеличением оксигенации в ишемизированных тканях на фоне введения пентоксифиллина [12].

Для оценки противоспалительного эффекта пентоксифиллина при компрессионно-ишемических радикулопатиях Mulleman D. (2006) с соавторами провели системный анализ нескольких клинических исследований. Научным основанием использования препарата при данной патологии является способность пентоксифиллина ингибировать основные воспалительные медиаторы, включая ФНО-α. По результатам двух открытых клинических исследований установлено достоверное снижение уровня ишемии в поврежденных тканях с потенцированием общего положительного эффекта от проводимой терапии, включая уменьшение интенсивности болевого синдрома и сокращение сроков пребывания в стационаре [14].

В 2008 году группа врачей под руководством Delanian S. опубликовала отчет клинического наблюдения применения пентоксифиллина в составе комплексной терапии при полирадикулопатии. Отмечается выраженное клиническое улучшение состояния пациентов и регресс как сенсорных, так и моторных неврологических симптомов на фоне длительной терапии с использованием пентоксифиллина [6].

Wei T. с соавт. в 2009 году выполнили экспериментальную работу по изучению влияния пентоксифиллина на процессы ноцицептивной сенситизации при комплексном региональном болевом синдроме (КРБС). Установлено статистически значимое снижение экспрессии провоспалительных цитокинов, а также процесса периферической сенситизации в экспериментальной модели КРБС. В заключение авторы отметили целесообразность продолжения исследований, направленных на изучение влияния пентоксифиллина при невропатических болевых синдромах [17].

Резюмируя имеющиеся научные и клинические данные, можно сделать вывод об обоснованности и целесообразности применения пентоксифиллина в составе комплексной терапии при заболеваниях периферической нервной системы (радикулопатии, компрессионно-ишемические невропатии, полиневропатии). В то же время следует подчеркнуть необходимость проведения контролируемых клинических исследований эффективности и безопасности использования пентоксифиллина при данных нозологических формах.

Иммуномодулирующий эффект пентоксифиллина (Трентала®)

Достоверные данные о воздействии пентоксифиллина на экспрессию цитокинов, активность глутаматергических систем и ФНО-α послужили стимулом для изучения иммуномодулирующего эффекта препарата и возможности его использования при таких неврологических заболеваниях, как боковой амиотрофический склероз (БАС), рассеянный склероз (РС). В настоящее время не накоплено достаточно материала, позволяющего утверждать или опровергать эффективность пентоксифиллина при РС или БАС. В то же время имеются данные отдельных открытых исследований, показывающих снижение уровня провоспалительных цитокинов и ФНО-α, а также уменьшение длительности обострений и выраженности неврологической симптоматики при РС на фоне приема пентоксифиллина [3].

В настоящее время проходит 3-я фаза мультицентрового двойного слепого плацебо-контролируемого исследования перорального применения пентоксифиллина 1200 мг/сутки при БАС. Предварительные результаты позволяют говорить о высоком уровне безопасности длительного приема пентоксифиллина, однако в настоящее время невозможно утверждать о влиянии препарата на продолжительность жизни при БАС [13].

Таким образом, несмотря на новые перспективы использования пентоксифиллина, его иммуномодулирующий эффект, а также влияние на систему цитокинов и ФНО-α при неврологических заболеваниях требуют дальнейшего изучения.

Резюмируя приведенные данные РКИ, пилотных проектов, системных обзоров, метаанализов, а также многолетний практический опыт отечественных специалистов, можно с уверенностью говорить о высоко эффективности и благоприятном профиле безопасности пентоксифиллина (Трентала®) при хронических сосудистых поражениях головного мозга, ишемических периферических вестибулопатиях, а также в составе комплексной терапии радикулопатий, копрессионно-ишемических невропатий и полиневропатий.

Инструкция по применению Трентал

Состав и форма выпуска

Трентал® Таблетки, покрытые кишечнорастворимой пленочной оболочкой — 1 табл. пентоксифиллин — 100 мг вспомогательные вещества: лактоза; крахмал; тальк; кремния диоксид коллоидный; магния стеарат оболочка: метакриловой кислоты сополимер; натрия гидроксид; макрогол (полиэтиленгликоль) 8000, тальк; титана диоксид (Е171) в блистере 10 шт; в пачке картонной 6 блистеров. Концентрат для приготовления раствора для инфузий — 1 мл пентоксифиллин — 20 мг вспомогательные вещества: натрия хлорид; вода для инъекций в ампулах по 5 мл; в пачке картонной 5 ампул. Трентал® 400 Таблетки пролонгированного действия, покрытые пленочной оболочкой — 1 табл. пентоксифиллин — 400 мг вспомогательные вещества: повидон (ПВП); гиэтеллоза (гидроксиэтилцеллюлоза); тальк; магния стеарат состав оболочки: гипромеллоза (гидроксипропилметилцеллюлоза); бензиловый спирт; титана диоксид; тальк; макрогол (полиэтиленгликоль) 6000; в блистере 10 шт.; в пачке картонной 2 блистера.

Читайте также  Аномалии количества почек

Описание лекарственной формы

Трентал® Таблетки по 100 мг: круглые двояковыпуклые, покрытые оболочкой белого цвета.

Раствор для инфузий: почти прозрачный, бесцветный.

Трентал® 400 Таблетки пролонгированного действия: продолговатые, двояковыпуклые, покрытые пленочной оболочкой белого цвета. С одной стороны таблетки — гравировка «АТА»

Фармакологическое действие

Трентал – препарат, обладающий кроворазжижающим действием, который применяется для улучшения кровообращения при атеросклерозе и сахарном диабете

Фармакокинетика

Таблетки 100, 400 мг После перорального приема пентоксифиллин быстро и почти полностью всасывается. После почти полной абсорбции пентоксифиллин метаболизируется. Абсолютная биодоступность исходной субстанции составляет (19±13)%. Основной активный метаболит 1-(5-гидроксигексил)-3,7-диметилксантин (метаболит-1) имеет концентрацию в плазме крови, в 2 раза превышающую исходную концентрацию пентоксифиллина. Т1/2 пентоксифиллина после перорального введения составляет 1,6 ч. Пентоксифиллин полностью метаболизируется, более чем 90% выводится через почки в форме неконъюгированных водорастворимых метаболитов. Выведение метаболитов задерживается у больных с нарушенной функцией почек. У больных с нарушением функции печени Т1/2 пентоксифиллина удлиняется и абсолютная биодоступность возрастает.

Раствор для инфузий Пентоксифиллин интенсивно метаболизируется в эритроцитах и печени. Среди наиболее известных метаболитов — метаболит-1 (М-1; гидроксипентоксифиллин) образуется за счет расщепления, а метаболит-4 (M-IV) и метаболит-5 (M-V; карбоксипентоксифиллин) — за счет окисления основного вещества. М-l имеет такую же фармакологическую активность, как пентоксифиллин. Более 90% принятой дозы пентоксифиллина выводится через почки и 3-4% — с калом. Т1/2 пентоксифиллина после в/в введения 100 мг составлял примерно 1,1 ч. У пациентов с тяжелыми нарушениями функции печени Т1/2 пентоксифиллина увеличивается. Пентоксифиллин имеет большой объем распределения (168 л после 30 мин инфузии 200 мг) и высокий клиренс, составляющий примерно 4500-5100 мл/мин. Пентоксифиллин и его метаболиты не связываются с белками плазмы крови. При тяжелом нарушении функции почек выведение метаболитов замедлено.

Фармакодинамика

Трентал® улучшает реологические свойства крови (текучесть) за счет воздействия на патологически измененную деформируемость эритроцитов, ингибируя агрегацию тромбоцитов и снижая повышенную вязкость крови. Трентал® улучшает микроциркуляцию в зонах нарушенного кровообращения. В качестве активного действующего вещества Трентал® содержит производное ксантина — пентоксифиллин. Механизм его действия связан с ингибированием фосфодиэстеразы и накоплением цАМФ в клетках гладкой мускулатуры сосудов и форменных элементов крови. Оказывая слабое миотропное сосудорасширяющее действие, пентоксифиллин несколько уменьшает ОПСС и незначительно расширяет коронарные сосуды. Лечение Тренталом® приводит к улучшению симптоматики при нарушении мозгового кровообращения. Успех лечения при окклюзионном поражении периферических артерий (например перемежающейся хромоте) проявляется в удлинении дистанции ходьбы, устранении ночных судорог в икроножных мышцах и исчезновении болей в покое.

Показания к применению Трентала

нарушения кровообращения в конечностях при: атеросклерозе, сахарном диабете, болезни Рейно;

лечение трофических язв

лечение нарушений мозгового кровообращения.

Публикации в СМИ

Иммуномодуляторы и принципы их применения

Иммуномодуляторы представляют собой ЛС, устраняющие дисбаланс различных звеньев иммунной системы. В данной статье мы рассмотрим различные виды препаратов данной группы.

Кроме соматических и инфекционных заболеваний, широко распространенных среди людей, на организм человека оказывают неблагоприятное влияние социальные (нерациональное питание, жилищные условия) и экологические факторы, медицинские мероприятия (оперативные вмешательства и др.), при которых в первую очередь страдает иммунная система, возникают вторичные иммунодефициты. Несмотря на постоянное усовершенствование методов базовой терапии данной группы болезней, эффективность лечения остается на достаточно низком уровне.

Исследования, проведенные во многих странах мира, позволили разработать и внедрить в клиническую практику новые комплексные подходы к лечению и профилактике различных нозологических форм заболеваний с учетом степени нарушений в иммунной системе. Важным аспектом в предупреждении рецидивов и лечении заболеваний, а также в профилактике иммунодефицитов, является сочетание базовой терапии с использованием иммуномодуляторов. Действие этих препаратов должно быть направлено на иммунокоррекцию, т.е. на снижение повышенных и повышение пониженных его показателей.

В зависимости от происхождения иммуномодуляторы делят на 6 основных групп: микробные, тимические, костномозговые, цитокины, нуклеиновые кислоты и химически чистые иммуномодуляторы.

Микробные иммуномодуляторы

Иммуномодуляторы микробного происхождения условно можно разбить на 3 поколения. Первым препаратом, разрешенным к медицинскому применению в качестве иммуностимулятора, была вакцина БЦЖ, обладающая выраженной способностью усиливать факторы как врожденного, так и приобретенного иммунитета.
К микробным препаратам I поколения можно отнести также Пирогенал и продигиозан, представляющие собой полисахариды бактериального происхождения. В настоящее время из-за пирогенности и других побочных эффектов они применяются редко.

К микробным препаратам II поколения, в свою очередь, принадлежат лизаты (Бронхомунал, ИPC-19, Имудон, Бронхо-Ваксом) и рибосомы (Рибомунил) бактерий, относящихся в основном к возбудителям респираторных инфекций (Klebsiella pneumoniae, Streptococcus pneumoniae, Streptococcus pyogenes, Haemophilus influezae и др.). Эти препараты имеют двойное назначение — специфическое (вакцинирующее) и неспецифическое (иммуностимулирующее).

Наконец, к микробным препаратам III поколения можно отнести Ликопид. Он состоит из природного дисахарида – глюкозаминилмурамила и присоединенного к нему синтетического дипептида – L-аланил-D-изоглутамина.
В организме главной мишенью для микробных иммуномодуляторов являются фагоцитарные клетки. Под влиянием этих препаратов усиливаются функциональные свойства фагоцитов (повышаются фагоцитоз и внутриклеточный киллинг поглощенных бактерий), возрастает продукция провоспалительных цитокинов, необходимых для инициации гуморального и клеточного иммунитета. В результате может увеличиваться продукция антител, активироваться образование антигенспецифических Т-хелперов и Т-киллеров.

Тимические иммуномодуляторы

Родоначальником тимических препаратов I поколения в России стал Тактивин − комплекс пептидов, выделенных из тимуса крупного рогатого скота. К препаратам, содержащим комплекс тимических пептидов, относятся также Тималин, Тимоптин и др., а к содержащим экстракты тимуса – Тимостимулин и Вилозен.
Клиническая эффективность тимических препаратов I поколения не вызывает сомнения, но у них есть недостаток — они представляют собой неразделенную смесь биоактивных пептидов, с трудом поддающихся стандартизации.
Прогресс в области ЛС тимического происхождения шел по линии создания препаратов II и III поколений – синтетических аналогов природных гормонов тимуса или фрагментов этих гормонов, обладающих биоактивностью. Последнее направление оказалось наиболее продуктивным. На основе одного из фрагментов, включающего аминокислотные остатки активного центра тимопоэтина, был создан синтетический гексапептид Иммунофан.
Естественно, что в соответствии с названием главной мишенью для иммуномодуляторов тимического происхождения являются Т-лимфоциты. При исходно пониженных показателях препараты этого ряда повышают количество Т-клеток и их функциональную активность. Фармакологическое действие синтетического тимусного дипептида Тимогена состоит в повышении уровня циклических нуклеотидов по аналогии с эффектом тимусного гормона тимопоэтина.

К иммуномодуляторам, получаемым их костного мозга млекопитающих (свиней или телят), относится Миелопид. В его состав входят 6 специфичных для костного мозга медиаторов иммунного ответа, называемых миелопептидами (МП), которые обладают способностью стимулировать различные звенья иммунного ответа, особенно гуморальный иммунитет. Каждый МП обладает определенным биологическим действием, совокупность которых и обусловливает его клинический эффект. МП-1 восстанавливает нормальный баланс активности Т-хелперов и Т-супрессоров. МП-2 подавляет пролиферацию злокачественных клеток и существенно снижает способность опухолевых клеток продуцировать токсические субстанции, ингибирующие функциональную активность Т-лимфоцитов. МП-3 стимулирует активность фагоцитарного звена иммунитета и, следовательно, повышает антиинфекционный иммунитет. МП-4 оказывает влияние на дифференцировку гемопоэтических клеток, способствуя их более быстрому созреванию, т. е. обладает лейкопоэтическим эффектом. При иммунодефицитных состояниях препарат восстанавливает показатели В- и Т-систем иммунитета, стимулирует продукцию антител и функциональную активность иммунокомпетентных клеток, способствует восстановлению ряда других показателей гуморального звена иммунитета.

Другие группы иммуномодуляторов

Регуляция развившегося иммунного ответа осуществляется цитокинами – сложным комплексом эндогенных иммунорегуляторных молекул, которые по-прежнему являются основой для создания большой группы как естественных, так и рекомбинантных иммуномодуляторов. К первой группе относятся Лейкинферон и Суперлимф, ко второй – Бета-лейкин, Ронколейкин и Лейкомакс (молграмостим).

Группу химически чистых иммуномодуляторов можно разделить на 2 подгруппы — низкомолекулярные и высокомолекулярные. К первым относятся ЛС, дополнительно обладающих иммунотропной активностью. Их родоначальником стал левамизол (Декарис) – известное противоглистное средство, у которого в последующем были выявлены выраженные иммуностимулирующие свойства. Другим перспективным лекарством из подгруппы низкомолекулярных иммуномодуляторов является Галавит – производное фталгидразида. Особенность этого препарата заключается в наличии не только иммуномодулирующих, но и выраженных противовоспалительных свойств. К подгруппе низкомолекулярных иммуномодуляторов также относятся и 3 синтетических олигопептида: Гепон, Глутоксим и Аллоферон.

К высокомолекулярным химически чистым иммуномодуляторам, полученным с помощью направленного химического синтеза, относится Полиоксидоний. Этот препарат характеризуется широким спектром фармакологического действия на организм, включающим иммуномодулирующий, антиоксидантный, детоксирующий и мембранопротекторный эффекты.

Обширный диапазон положительных воздействий на организм характерен и для иммуномодулирующих препаратов из группы нуклеиновых кислот, которые подразделяются синтетические (Полудан) и естественные (Деринат, нуклеинат натрия). В частности, Деринат, активирующий противовирусный, противогрибковый и противомикробный местный иммунитет за счет иммуномодулирующего действия на клеточном и гуморальном уровнях и повышения фагоцитоза, реализует также радиопротекторный, репаративный, противовоспалительный, анальгезирующий и противоопухолевый и легкий антикоагулянтный эффекты. Это обусловливает применение данного иммуномодулятора при очень большом круге заболеваний (прежде всего, инфекционных) различной природы и локализации.

К ЛС, характеризующимся выраженными иммуномодулирующими свойствами, следует отнести также интерфероны и индукторы интерферонов. Интерфероны как составная часть общей цитокиновой сети организма являются иммунорегуляторными молекулами, оказывающими действие на все клетки иммунной системы.

Клиническое применение

Наиболее обоснованным применение иммуномодуляторов представляется при иммунодефицитах, проявляющихся повышенной инфекционной заболеваемостью. Главной мишенью этих препаратов остаются вторичные иммунодефициты, которые проявляются частыми рецидивирующими, трудно поддающимися лечению инфекционно-воспалительными заболеваниями всех локализаций и любой этиологии. В основе каждого хронического инфекционно-воспалительного процесса лежат изменения в иммунной системе, которые являются одной из причин персистенции этого процесса. Исследование параметров иммунной системы не всегда может выявить эти изменения. Поэтому при наличии хронического инфекционно-воспалительного процесса иммуномодуляторы можно назначать даже в том случае, если иммунодиагностическое исследование не выявит существенных отклонений в иммунном статусе.

Как правило, при таких процессах в зависимости от вида возбудителя врач назначает антибиотики, противогрибковые, противовирусные или другие химиотерапевтические препараты. По мнению специалистов, во всех случаях, когда противомикробные средства используются при явлениях вторичной иммунологической недостаточности, целесообразно назначать и иммуномодуляторы.

В соответствии с основными требованиями, предъявляемыми к иммунотропным препаратам, они должны отвечать следующим характеристикам:
• обладать иммуномодулирующими свойствами;
• иметь естественное происхождение, высокую эффективность;
• быть безопасными, не иметь противопоказаний, не вызывать привыкания, побочных реакций и канцерогенных эффектов;
• не вызывать иммунопатологических реакций;
• не провоцировать чрезмерную сенсибилизацию и не потенцировать ее у других ЛС;
• легко метаболизироваться и выводиться из организма;
• не вступать во взаимодействие с другими препаратами, обладать высокой совместимостью с ними;
• иметь непарентеральные пути введения.

В настоящее время выработаны и утверждены основные принципы иммунотерапии:
1. обязательное определение иммунного статуса до начала проведения иммунотерапии;
2. определение уровня и степени поражение иммунной системы;
3. контроль динамики иммунного статуса в процессе иммунотерапии;
4. применение иммуномодуляторов только при наличии характерных клинических признаков и изменений показателей иммунного статуса
5. назначение иммуномодуляторов в профилактических целях для поддержания иммунного статуса (онкология, оперативные вмешательства, стресс и др. воздействия).

Читайте также  Рак позвоночника как лечить

Определение степени поражения иммунной системы является одним из важнейших этапов в подборе препарата для иммуномодулирующей терапии. Точка приложения действия препарата должна соответствовать степени нарушения деятельности определенного звена иммунной системы с целью обеспечения максимальной эффективности проводимой терапии.

Новое в лечении ревматоидного артрита

В последнее время тактика лечения ревматоидного артрита значительно изменилась. Новое в лечении ревматоидного артрита – это отказ от выжидательной позиции и раннее назначение агрессивного курса терапии. Это привело к тому, что специалистами была признана обратимость патологического процесса на ранних стадиях заболевания при назначении активной терапии сразу после установления диагноза.

Врачи клиники «Парамита» используют самые современные методы и лекарственные препараты для помощи больным ревматоидным артритом, сочетая их назначение с методами восточной терапии.

Ревматоидный артрит в цифрах

По современным представлениям ревматоидный артрит (РА) – это сложное многофакторное, хроническое, неуклонно прогрессирующее, системное аутоиммунное заболевание, в основе которого лежит длительный воспалительный процесс в организме с язвенно-деструктивным поражением и разрушением суставов.

Причины ревматоидного поражения связывают в основном с генетической предрасположенностью, вирусными инфекциями и многочисленными внешними пусковыми факторами. Код серопозитивного РА по МКБ — 10 M05.0, серонегативного — 10 M06.0.

Поражение РА населения составляет около 1% всего населения земного шара. Болеют лица любого возраста, от младенцев до пожилых людей, чаще женщины. По статистике ревматоидный артрит был установлен на 1-м году заболевания у 57,9% пациентов, остальные лечились по поводу недифференцированного (неустановленного вида) артрита (НДА), а это значит, не получали необходимой терапии. Еще через год у 33% больных этой группы был выявлен РА, то есть, их лечение замедлилось еще почти на год.

Новейшие принципы лечения РА

В последние десятилетия сформировались основные принципы терапии ревматоидных поражений, их придерживаются специалисты всего мира.

Принцип первый – ранее выявление

Лечить ревматоидные процессы непросто, результат во многом зависит от результатов обследования, установленного диагноза и предполагаемого прогноза болезни. Выявить ревматоидную патологию на ранней стадии сложно, так как похожие симптомы наблюдаются и при других заболеваниях. Поэтому очень большое значение придается выявлению РА и установлению развернутого диагноза, позволяющего сделать прогноз течения болезни у данного больного и назначить ему адекватные лечебные мероприятия.

Диагноз ревматоидного артрита ставится на основании:

  • Характерных симптомов болезни.
  • Данных лабораторных исследований, подтверждающих наличие РА:
    1. низкий гемоглобин или снижение числа эритроцитов — анемия;
    2. ускоренная СОЭ, высокие показатели СРБ – признак воспаления;
    3. наличие/отсутствие ревматоидного фактора (РФ положительный или отрицательный);
    4. наличие/отсутствие антител к цитруллину (АЦЦП);
    5. наличие в крови цитокинов, поддерживающих воспаление (ФНО альфа, ИЛ-1 и др.).
  • Данных инструментальных исследований, подтверждающих диагноз:
    1. рентгенография — выявляется рентгенологическая стадия суставных поражений;
    2. МРТ – самый точный метод, позволяющий выявить нарушения, еще незаметные на рентгене;
    3. УЗИ – выявляются изменения суставных и околосуставных тканей.

ФК (функциональный класс) ревматоидного процесса позволяет оценить сохранность трудовых навыков. По степени их нарушения выделяют 4 ФК.

Диагноз должен включать в себя клиническую и рентгенологическую стадии заболевания, активность патологического процесса, наличие/отсутствие РФ и системных поражений. Это позволит подобрать больному наиболее подходящую схему лечения.

Принцип второй – раннее назначение медикаментозной терапии

Схемы лечения ревматоидного артрита нового поколения учитывают клинически подтвержденный факт, что при раннем назначении активных лечебных мероприятий патологический процесс можно остановить и даже повернуть вспять. Поэтому главной целью является раннее выявление заболевания с назначением адекватного лечения, а непосредственными задачами:

  • устранение болевого синдрома;
  • подавление прогрессирования заболевания болезни;
  • достижение состояния стойкой ремиссии;
  • предупреждение двигательных нарушений;
  • повышение качества жизни больного.

Современная тактика ведения ревматоидных поражений – это агрессивная тактика, когда больному назначается комплексное лечение с максимальными дозировками основных (базисных) противовоспалительных препаратов (БПВП). При этом противовоспалительные средства подбираются по результатам обследования. Раз в квартал проводится текущее обследование с целью проверки результативности проводимой базисной терапии. В состав медикаментозной терапии обязательно вводятся биологические препараты.

Принцип третий – сокращение симптоматической терапии

Новое в лечении ревматоидного артрита – это еще и подход к симптоматической терапии. Сейчас отказались от стандартных схем применения обезболивающих и общих противовоспалительных средств. Их назначают строго индивидуально при наличии воспалительной боли и обязательно сочетают с приемом базисных медицинских препаратов.

Допускается даже нерегулярный прием лекарств из группы нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) – их принимают по мере необходимости максимально короткими курами или одноразово, используя только один препарат этой группы. Это связано с побочными эффектами НПВП – они вызывают эрозивно-язвенные поражения желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Еще одна опасность применения этой группы препаратов в том, что на ранних стадиях заболевания они быстро снимают все симптомы заболевания и создают иллюзию полного выздоровления. Это часто приводит к отказу больного от дальнейших лечебных мероприятий и прогрессированию ревматоидного процесса.

Еще одна группа препаратов для лечения ревматоидных поражений – глюкокортикостероиды (ГКС). Они оказывают, как симптоматическое, так (частично) и патогенетическое действие, подавляя процесс разрастания соединительной ткани в суставах, деструкцию хрящевой и костной ткани. На первых начальных стадиях ревматоидного процесса их назначают только при наличии выраженного болевого синдрома воспалительного характера – ГКС отлично снимают воспаление и боль, после чего их отменяют.

Но есть категории больных, в основном это лица преклонного возраста, которым не подходят препараты базисной терапии. В таких случаях эту роль берут на себя ГКС, назначаемые продолжительными курсами в низких дозировках. Иногда их вводят в суставы. Назначение их требует регулярного обследования больного из-за возможных побочек: остеопороза, язвенных процессов в ЖКТ и т.д.

В последние годы препараты этой группы все чаще назначают короткими курсами в высоких дозировках (пульс-терапия). Показаниями для таких процедур лечения являются тяжелые системные поражения (сердца, печени, почек).

Принцип четвертый – двигательная активность

Она необходима для профилактики контрактур и анкилозов (снижение объема движений в суставе или его полная неподвижность), а также мышечных атрофий необходима даже в период обострений – назначается щадящий комплекс лечебной физкультур – ЛФК. По мере улучшения состояния больного нагрузки увеличиваются.

Одновременно назначаются курсы лечебного массажа и физиотерапевтических процедур, усиливающих эффект ЛФК. Для сохранения нормального положения конечности назначают ношение ортезов, но только по нескольку часов в день – постоянное ношение ортезов считается неприемлемым. Двигательная активность значительно улучшает качество жизни больных с ревматоидными поражениями.

Препараты для медикаментозного лечения

Все препараты от ревматоидного артрита делятся на симптоматические и базисные. Симптоматические – это НПВП и ГКС, а базисные – синтетические и биологические.

Лекарственные средства этой группы угнетают образование фермента циклооксигеназы (ЦОГ). ЦОГ делится на два вида: ЦОГ-2, участвующую в синтезе простагландинов, поддерживающих воспаление и боль, и ЦОГ-1, поддерживающую синтез простагландинов, стимулирующих секрецию слизи в органах пищеварения и защищающих стенки органов от различных воздействий.

Первые препараты группы НПВП — Диклофенак, Кетанов, Ибупрофен и др. эффективно подавляли оба вида ЦОГ, поэтому давали много побочных эффектов со стороны ЖКТ. Но Диклофенак и сегодня считается очень эффективным лекарством, его назначают короткими курсами для снятия боли и воспалительного процесса. Для мазей с НПВП ограничений в применении нет.

НПВП, подавляющие только ЦОГ-2 (Нимесулид, Мелоксикам), – это лекарства нового поколения. Они обладают селективным (избирательным) действием и почти не имеют побочного действия на ЖКТ при правильном применении. Они также применяются в современной практике.

Глюкокортикоидные гормоны

Глюкокортикоиды (Преднизолон, Дексаметазон, Метипред) назначаются при тяжелом течении ревматоидных процессов, сильных болях и поражении внутренних органов. В зависимости от состояния пациента эти препараты назначают или достаточно длительно малыми дозами (например, пожилым больным с противопоказаниями для базисной терапии), или короткими курсами очень большими дозами (пульс-терапия). Введение гормональных препаратов в полость сустава может приостановить его воспаление и формирование контрактуры.

Синтетические базисные противовоспалительные препараты

Синтетические базисные препараты применяются достаточно давно, но не потеряли своей актуальности. Курс начинается с назначения одного препарата этой группы. При высокой активности РА лечение начинают с Метатрексата, при средней и небольшой – с Сульфасалазина или Плаквенила. За эффективностью терапии тщательно наблюдают и если эффект есть, но недостаточный, присоединяют еще один базисный препарат (синтетический или биологический). Если эффекта нет, препарат меняют.

  • БПВП первого ряда – назначаются в первую очередь:
    1. Метотрексат – считается «золотым стандартом» лечения РА базисными средствами; оптимальное сочетание лечебного действия и побочных эффектов; механизм действия связан с подавлением иммунных и воспалительных процессов, а также разрастания клеток соединительной ткани в синовиальной оболочке и разрушения хрящевой ткани; назначается длительными курсами до 4 – 5 лет; хорошо сочетается с Сульфасалазином, а еще лучше с Лефлуномидом;
    2. Сульфасалазин – таблетки с противовоспалительным и противомикробным действием;
    3. Лефлуномид — лекарство нового поколения этой группы; препарат тормозит активацию иммунной системы, оказывает противовоспалительное действие, подавляет процесс разрушения суставов.
  • БПВП второго ряда – назначаются, если не подходят препараты 1-го ряда или в сочетании с ними. Это препараты:
    1. Плаквенил;
    2. Тауредон (соли золота);
    3. Циклоспорин А;
    4. Азатиоприн;
    5. Циклофосфамид.

Биологические (генно-инженерные) БПВП – биологические агенты

Это новый метод лечения ревматоидного артрита. Лекарства данной группы — препараты нового поколения, оказывающие прицельное действие на провоспалительные (поддерживающие ревматоидное воспаление) цитокины (ИЛ-1, ФНО- альфа) или на рецепторы иммунных клеток лимфоцитов. Избирательность действия этих препаратов нового поколения позволяет свести к минимуму их побочные эффекты:

  • Инфликсимаб (Ремикейд) – препарат содержит антитела к ФНО-альфа, оказывает противовоспалительное действие, тормозит развитие соединительной ткани и разрушение суставов; перспективным считается сочетание Инфликсимаба и Лефлуномида; аналогичным действием обладают препараты Адалимумаб и Этанерцепт;
  • Анакинра – антитела к цитокинам ИЛ-1, оказывает противовоспалительное действие, предупреждает разрушение больных суставов;
  • Тоцилизумаб – антитела к цитокинам ИЛ – 6 – аналогичное действие;
  • Абатацепт – препарат содержит моноклональные антитела к рецепторам Т-лимфоцитов, отвечающих за клеточный иммунитет; отлично купирует аутоиммунные воспалительные процессы;
  • Ритуксимаб – моноклональные антитела к рецепторам В-лимфоцитов, отвечающих за гуморальный иммунитет (образование антител).

Внутрисуставные инъекции гиалуроновой кислоты

Хондропротекторы что это как выбрать, насколько они эффективны

Нестероидные противовоспалительные препараты: взгляд клинического фармаколога

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) относятся к наиболее часто используемым лекарственным средствам как среди рецептурных препаратов, так и среди средств безрецептурного отпуска. Однако широкий спектр терапевтического действия и высокая клиническая эффективность имеют и обратную сторону.

Введение

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) относятся к наиболее часто используемым лекарственным средствам как среди рецептурных препаратов, так и среди средств безрецептурного отпуска, т. е. применяемых самими пациентами для самолечения без назначения врачом. Частота использования НПВП в клинической практике обусловлена спектром их фармакологических эффектов: обезболивающим, противовоспалительным, жаропонижающим, антиагрегационным (ацетилсалициловая кислота). Однако широкий спектр терапевтического действия и высокая клиническая эффективность имеют и обратную сторону: НПВП входят в группу лекарственных препаратов, наиболее часто вызывающих нежелательные лекарственные реакции (НЛР), связанные с токсическим действием, гиперчувствительностью, лекарственными и пищевыми взаимодействиями. Поэтому перед клиницистом стоит непростая задача: подбор НПВП для конкретного пациента.

Читайте также  Можно ли пить льняное масло на ночь?

Выбор лекарственного препарата осуществляется по определенному алгоритму.

  • Определение показания к применению лекарственного препарата, которое обусловлено клиническим диагнозом пациента: основное заболевание, наличие коморбидной патологии, осложнения, сопутствующие заболевания. Большое значение имеет оценка факторов риска развития осложнений лекарственной терапии: аллергологический анамнез; ранее выявлявшиеся симптомы непереносимости лекарственных препаратов; сопутствующая терапия, в т. ч. применение фитопрепаратов, витаминных препаратов, безрецептурных средств, БАДов; диетические пристрастия пациента, злоупотребление алкоголем, курение.
  • Определив показание («проблему» пациента), врач выбирает группу лекарственных препаратов и конкретный лекарственный препарат внутри этой группы, исходя из критериев эффективности, безопасности, стоимости и удобства применения.
  • Определившись с выбором конкретного лекарственного препарата, врач выбирает режим применения препарата: дозу, частоту применения, длительность терапии.
  • Врач объясняет пациенту в доступной форме, что с ним и почему появились беспокоящие его симптомы, предоставляет информацию о возможных немедикаментозных методах коррекции патологического состояния, объясняет пациенту, почему выбран этот лекарственный препарат и на что должен обращать внимание пациент при использовании данного препарата, при появлении каких симптомов он должен обратиться незамедлительно к врачу и даже прекратить прием препарата. Почти 50% случаев неэффективности фармакотерапии обусловлено низкой комплаентностью пациентов, поэтому так важно достижение сотрудничества с пациентом, соблюдение им регламента лекарственной терапии.
  • Сам врач в процессе лечения оценивает эффективность и безопасность проводимой фармакотерапии, решает вопрос о показаниях к назначению протективной терапии, прекращению/пролонгированию лечения при достижении поставленной цели или смене препарата при его неэффективности.

Выполнение этого алгоритма возможно только в случае, если врач хорошо знает показания к применению и клинико-фармакологические свойства выбранного лекарственного препарата.

Особенности применения НПВП в клинической практике

Как уже указывалось выше, основные фармакодинамические эффекты НПВП: анальгетический, противовоспалительный, жаропонижающий. Таким образом, препараты этой группы применяются при заболеваниях костно-мышечной системы, суставов, послеоперационной боли, головной боли напряжения, мигрени, дисменореи, почечной и печеночной коликах, синдроме хронической боли, простудных заболеваниях, лихорадке.

Эффективность лекарственного препарата определяется рядом факторов: механизмом действия, биодоступностью (процент от принятой дозы, поступивший в системный кровоток), особенностями метаболизма, концентрацией в крови и тканях организма, скоростью развития терапевтического эффекта и длительностью его удержания. Безопасность применения лекарственного препарата зависит от механизма действия и особенностей метаболизма, выведения препарата, его способности вступать в лекарственные взаимодействия.

Механизм действия НПВП обусловлен их способностью ингибировать фермент циклооксигеназу-2 (ЦОГ-2) в очаге воспаления (рис. 1). Именно ЦОГ-2 принимает участие в образовании провоспалительных простагландинов, которые потенцируют активность медиаторов воспаления (гистамина, серотонина, брадикинина), активирующих болевые рецепторы; участвуют в управлении активностью центра тепловой регуляции, способствуют клеточной пролиферации, мутагенезу и деструкции [1, 2]. При этом НПВП блокируют и циклооксигеназу-1 (ЦОГ-1), которая присутствует во всех органах и обеспечивает нормальные физиологические процессы (синтез защитной слизи желудка, некоторые этапы кроветворения, фильтрации и реабсорбции в почках). Существует также и «конститутивная» ЦОГ-2, которая в высоких концентрациях обнаруживается в головном мозге, костях, органах женской половой системы, почках, обеспечивая их нормальное функционирование.

Дополнительными механизмами противовоспалительного действия НПВП являются:

  • ингибирование синтеза активности интерлейкина-1;
  • подавление функции нейтрофилов и взаимодействия лейкоцитов с эндотелием сосудов;
  • угнетение активации NF-kB (фактора транскрипции), регулирующего синтез «провоспалительных» медиаторов;
  • активация PPARs (peroxisoma proliferator activated receptors).
  • Снижение синтеза «полезных» простаноидов лежит в основе механизмов развития НЛР при использовании НПВП.

НПВП можно разделить на две группы: неселективные ингибиторы ЦОГ (ибупрофен, диклофенак, напроксен и т. д.) и селективные, ингибирующие преимущественно ЦОГ-2 (мелоксикам, нимесулид, коксибы). При использовании препаратов второй группы значительно реже развиваются НПВП-гастропатии и НПВП-энтеропатии, желудочно-кишечные кровотечения, но возрастает риск осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы [1]. Эффект НПВП возрастает с увеличением дозы препарата, при этом при максимальных дозах избирательность действия селективных НПВП снижается (рис. 2) [3].

Следует также отметить, что при использовании средних и высоких доз различных НПВП их эффективность сопоставима, что вытекает из результатов многоцентровых клинических исследований, в которых сравнивалось анальгетическое и противовоспалительное действие НПВП при травмах, операциях и заболеваниях опорно-двигательного аппарата. Так, при метаанализе данных 29 рандомизированных клинических исследований (n=18 000) оценивали эффективность различных НПВП при остеоартрите. Различия в выраженности снижения интенсивности боли (в миллиметрах визуальной аналоговой шкалы) между НПВП и плацебо составили:

  • для напроксена 1000 мг/сут — 12,9 (95% доверительный интервал (ДИ) — 8,2–17,7),
  • ибупрофена 2400 мг/сут — 9,0 (95% ДИ 5,0–13,1),
  • диклофенака — 16,2 (95% ДИ 11,7–20,6),
  • целекоксиба 200 мг — 14,7 (95% ДИ 12,1–17,3),
  • эторикоксиба 30 мг — 14,2 (95% ДИ 12,6–16,8),
  • эторикоксиба 60 мг — 16,2 (95% ДИ 12,7–19,8) [4].

Существует мнение, что внутривенное или внутримышечное введение лекарственного препарата обеспечивает более быстрый и выраженный терапевтический эффект, чем прием препарата внутрь. Однако это положение не подтверждается данными клинических исследований [5]. В систематическом обзоре 26 РКИ (n=2225) анализировали эффективность НПВП при парентеральном, ректальном, пер­оральном приеме. Показаниями для назначения НПВП были скелетно-мышечные заболевания, послеоперационная боль, дисменорея, почечная колика. Существенных различий в анальгетическом действии различных лекарственных форм НПВП не отмечено, за исключением почечной колики, при которой было показано достоверное преимущество внутривенного НПВП по сравнению с приемом внутрь [6].

Таким образом, можно сделать следующие выводы [1].

  • Все НПВП в адекватных противовоспалительных (средних и максимальных) дозах при длительном применении имеют равный обезболивающий потенциал (уровень доказательности 1a).
  • Эффективность НПВП зависит от дозы. Использование более высоких доз позволяет обеспечить более выраженное обезболивающее и противовоспалительное действие (уровень доказательности 1b).
  • Нет доказательств, что применение НПВП в виде инъекций или быстрорастворимых форм для приема внутрь имеет преимущество перед пероральными формами при проведении лечения более 1 дня (уровень доказательности 1b).

Риск развития нежелательных лекарственных реакций при использовании НПВП

Так как в терапевтических дозах эффективность НПВП сопоставима, то, выбирая НПВП для конкретного пациента, исходят из возможных рисков развития НЛР (табл. 1) [1]. Факторами риска развития НЛР при использовании НПВП являются: возраст старше 60 лет, избыточная масса тела, курение, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки в анамнезе, венозные тромбозы и тромбоэмболии в анамнезе, ИБС, цереброваскулярная болезнь, периферический атеросклероз, артериальная гипертензия, нарушения липидного обмена, сахарный диабет, заболевания кишечника, печени, почек, крови, застойная сердечная недостаточность, хроническая алкогольная интоксикация, сочетанный прием лекарственных препаратов, взаимодействующих с НПВП, лактация. Для более дифференцированного выбора НПВП был предложен специальный алгоритм, который подразумевает назначение селективных НПВП пациентам с факторами риска развития осложнений со стороны ЖКТ и применение НПВП с менее выраженным токсическим действием в отношении сердечно-сосудистой системы у больных с высоким сердечно-сосудистым риском, а также назначение протективной терапии (табл. 2) [1].

Согласно российским рекомендациям по рациональному использованию НПВП:

  • основной метод профилактики развития НЛР при применении НПВП — учет факторов риска, их коррекция (при возможности) и назначение НПВП с более благоприятным профилем желудочно-кишечной (градация рекомендации А) и сердечно-сосудистой безопасности (градация рекомендации В);
  • дополнительным методом профилактики осложнений со стороны верхних отделов ЖКТ является назначение ингибиторов протонной помпы (ИПП) (градация рекомендации A);
  • дополнительным методом профилактики осложнений со стороны верхних отделов ЖКТ, тонкой и толстой кишки может быть назначение ребамипида (градация рекомендации В);
  • не существует эффективных медикаментозных методов нефро- и гепатопротекции для снижения риска НПВП-ассоциированных осложнений.

Заключение

Таким образом, НПВП остаются одной из самых широко применяемых групп лекарственных препаратов. Выбор НПВП осуществляется исходя из индивидуальных особенностей пациента, имеющихся у него факторов риска развития осложнений лекарственной терапии. Пациент, регулярно принимающий НПВП, нуждается в наблюдении с целью раннего выявления развития НЛР.

Автор: Прохорович Е.А.,
ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, Москва

Иммунекс ® (Immunex) инструкция по применению

Владелец регистрационного удостоверения:

Контакты для обращений:

Лекарственная форма

Форма выпуска, упаковка и состав препарата Иммунекс ®

Сироп вязкий, прозрачный, от светло-коричневого до коричневого с красноватым или зеленоватым оттенком цвета со слабым ароматным запахом.

100 г
экстракт эхинацеи пурпурной10 г

Вспомогательные вещества: натрия бензоат, сорбит пищевой, сахароза, масло мяты перечной, вода очищенная.

50 г — флаконы темного стекла (1) — пачки картонные.
100 г — флаконы темного стекла (1) — пачки картонные.
125 г — флаконы темного стекла (1) — пачки картонные.

Фармакологическое действие

Иммуностимулирующий препарат растительного происхождения. Препарат оказывает иммуностимулирующее и противовоспалительное действие. Повышает фагоцитарную активность нейтрофилов и макрофагов; стимулирует продукцию интерлейкина-1; индуцирует трансформацию В-лимфоцитов в плазматические клетки; усиливает функцию Т-хелперов; стимулирует костномозговое кроветворение, в результате этого увеличивается количество лейкоцитов и клеток РЭС.

Фармакокинетика

Показания препарата Иммунекс ®

Профилактика и лечение (в составе комплексной терапии):

  • острых и хронических респираторных заболеваний;
  • хронических рецидивирующих герпетических инфекций.

В качестве вспомогательного средства при длительной терапии антибиотиками, воздействии ионизирующей радиации.

Открыть список кодов МКБ-10

Код МКБ-10 Показание
A60 Аногенитальная герпетическая вирусная инфекция [herpes simplex]
B00 Инфекции, вызванные вирусом простого герпеса [herpes simplex]
B02 Опоясывающий лишай [herpes zoster]
J02 Острый фарингит
J03 Острый тонзиллит
J04 Острый ларингит и трахеит
J06.9 Острая инфекция верхних отделов дыхательных путей неуточненная
J15 Бактериальная пневмония, не классифицированная в других рубриках
J20 Острый бронхит
J31 Хронический ринит, назофарингит и фарингит
J35.0 Хронический тонзиллит
J37 Хронический ларингит и ларинготрахеит
J42 Хронический бронхит неуточненный

Режим дозирования

Препарат предназначен для приема внутрь.

Взрослым и детям старше 12 лет с целью профилактики назначают по 5 мл 3 раза/сут.

При острых состояниях — однократно 10 мл, затем по 5 мл каждые 2 ч в первые 2 дня, после этого продолжают лечение средними дозами. Курс лечения – не более 8 недель.

Побочное действие

Противопоказания к применению

  • системные и аутоиммунные заболевания (туберкулез, лейкоз, рассеянный склероз, СПИД или ВИЧ-инфекция);
  • детский возраст до 12 лет;
  • повышенная чувствительность к компонентам препарата (в т.ч. к растениям семейства сложноцветных).

Применение при беременности и кормлении грудью

Применение при нарушениях функции печени

Особые указания

Препарат содержит около 5% этанола, 22.5% глюкозы.

Группу риска составляют больные алкоголизмом, сахарным диабетом, пациенты с тяжелыми нарушениями функции печени.

Передозировка

Лекарственное взаимодействие

Условия хранения препарата Иммунекс ®

Препарат следует хранить в недоступном для детей, прохладном, защищенном от света месте.

Срок годности препарата Иммунекс ®

Условия реализации

Препарат разрешен к применению в качестве средства безрецептурного отпуска.